Боль в ребрах после операции на сердце

Я очнулся после наркоза поздно вечером, сквозь дрему услышал слова, что мне сделали операцию, и теперь я должен лежать спокойно. Я ощутил, что во рту стоит трубка для наркоза. Потом мне сделали какой-то препарат, и я снова погрузился в полудрему. Мне мешала дышать трубка во рту и трахее, но ни сказать, ни вытащить её у меня не было ни сил, ни возможностей. Во-первых, обе мои руки были зафиксированы к кровати, а во-вторых, я не мог пошевелить даже пальцем из-за действия курареподобных препаратов, полностью парализующих деятельность мышц всего организма. Лишь в 7 часов утра следующего дня, предварительно узнав силу моего сжатия его руки, анестезиолог экстубировал меня, т.е. убрал трубку. Мне освободили правую руку от фиксации, и я смог попить воды. И весь последующий день именно жажда мучила меня больше всего. Из-за отсутствия зубных протезов у меня очень быстро пересыхал рот, и мне все время хотелось пить. Но пить воду давали очень мало.

На следующее утро во время врачебного обхода реанимации меня решили оставить там до обеда, определившись с моими проблемами. Я пытался обратить внимание врачей, что у меня грудь стала как колокол, мне очень трудно дышать. Но лишь новая смена врачей-реаниматологов обратила внимание на мою одышку и плохие анализы газов крови. Привезли рентгеновский аппарат, сделали снимок легких и выявили напряженный пневмоторакс правого легкого с поджатием легкого. Сделали дренирование плевральной полости, стало намного легче дышать. По мнению хирурга, я очень достойно вел себя во время этой операции, проводимой под местным обезболиванием. К тому же мне принесли из палаты зубные протезы, и жажда, которая мучила меня весь предыдущий день, уменьшилась. Так что жизнь налаживалась, хоть и в реанимации. Тем более что каждое утро мне меняли белье на кровати и подмывали. Но потом снова осложнение – фибрилляция предсердий, с которой справились, прислушавшись к моей просьбе увеличить дозу препаратов магния и калия. Так, пробыв 4,5 дня в реанимации, я был переведен в общую палату.

Там меня, как это бывает, встретили очень радушно. За это время сменился один человек – вместо Леонида Поликарповича из Тюмени появился Сергей из Барнаула. Чуть позже появился Борис из Новосибирска. А Сергея через пару дней после моего появления в палате увезли на операцию коронарного шунтирования. Уже на следующий день после операции перевели в палату. Но пробыл там он только до следующего утра, так как ночью у него началась рвота, и его снова перевели в реанимацию. На этот раз на пару дней, пока не разгрузили кишечник.

Борис, на мой взгляд, очень мнительный человек, с большой тревогой наблюдал за всеми этими событиями. И чтобы снять у него напряжение перед операцией, я стал с ним говорить о том, что сам испытал в послеоперационном периоде. Потом, когда ему была сделана операция, и его перевели в палату, он поблагодарил меня за то, что я снабдил его очень важными сведениями. Потом он со мной часто ходил по коридору, а также вместе со мной сидел на очень удобном диванчике, на котором можно было откинуться кзади, что невозможно было сделать на кровати.

Еще одним моим соседом по палате был 73-летний Юрий Григорьевич из Красноярского края, невысокого роста, худенький, но жилистый дедушка. Он отличался строптивым характером и часто делал то, что ему запрещалось. Вырвал дренажную трубку и залил кровью полкровати. Потом, несмотря на запрет врача, пошел в туалет и там упал в обморок, изрядно напугав всех. Поэтому его тоже на день отвезли в реанимацию, пока он не стал более вменяемым.

Ветераном нашей 304 палаты был заведующий кафедрой из сельскохозяйственной академии города Благовещенска Амурской области Уваров Сергей Александрович, который лежал более 2-х месяцев. У него после операции шунтирования произошло нагноение раны, с которым не могли никак справиться. Здоровый мужик, за время пребывания в институте он похудел со 110 до 95 кг. Грудина у него не срослась, при глубоком дыхании и кашле под кожей две половины грудины расходились в стороны, образовывался провал, чем-то напоминающий овраг. Жуткое зрелище. Он все время ходил с отсосом, который постоянно отсасывал жидкость из раны. В конце моего пребывания в институте, по просьбе его жены и, по согласованию с местными врачами, его отправили самолетом в торакальное отделение областной больницы Благовещенска.

Через 2 недели после операции вечером, часов в 8, прогуливаясь, я совершенно случайно встретил в коридоре Чернявского А.М. в окружении врачей. Как выяснилось из последующего разговора, он задержался так долго потому, что в этот день делал операцию по пересадке сердца. Я подошел, представился, поблагодарил за то, что он сделал мне операцию. Попросил более подробно рассказать, что именно он сделал с моим сердцем. Он пригласил меня в свой кабинет на другом этаже и я пошел, едва поспевая за ним. Он вспомнил, что я протеже Бондаря. Потом в кабинете он посмотрел схему операции в своем журнале (он рисует все операции, которые делает) и объяснил, что он сделал. На мой вопрос о моих перспективах прямо не ответил. Сказал, что для 66 лет у меня приличное сердце, немного удивился, узнав, что еще 10 лет назад я по часу играл в хоккей, но сказал, что инфаркт был большим, поражена большая часть сердечной мышцы. Теперь многое будет зависеть от правильно проведенной реабилитации в нашем санатории Тараскуль.

Но почему-то после этого не очень тяжелого для меня путешествия я стал чувствовать сильную слабость. Мог пройти без остановки не более 10 шагов, возникала одышка. Тем не менее, на следующий день я съездил в участковую больницу, отдал выписку из института участковому врачу, которая должна была выписать бесплатные лекарства и заполнить посыльный лист на МСЭ для получения мной 2-й группы инвалидности. Но рецепты в больнице не выписывали из-за сбоя программного обеспечения, проходить специалистов для МСЭ в 2013 году было бессмысленно, так что все перенесли на следующий год. Так же как и выплату денег за проезд в Новосибирск, который должен был сделать департамент здравоохранения области. Так что пришлось истратить на лекарства изрядную сумму денег. Несколько дней провел за изучением работ по методикам операций на сердце при аневризмах. Их уже довольно много, и работы Чернявского А.М. с соавторами (в первую очередь с директором НИИ им.Мешалкина) не на последнем месте. В 2009 году они запатентовали применение в России эндовентрикулопластики синтетической заплатой, и вывели четкое обоснование показаний для такой операции. Мне стало понятно, почему мне поставили заплату – из-за больших размеров иссеченной аневризмы и необходимости формирования левого желудочка. Сделали маммаррокоронарное шунтирование как самое долговечное из-за небольшого риска тромбирования. Других шунтов не стали ставить из-за неплохого исходного состояния коронарных сосудов.

В один из дней я обзвонил департамент здравоохранения области и департамент социальной защиты на предмет санаторно-курортного лечения в санатории Тараскуль. Здравоохранение занимается путевками для работающего населения или за плату, социальная защита – для инвалидов бесплатно. Я не подхожу ни под одну из категорий, и поэтому надо скорее получать 2 группу инвалидности, которая мне положена при нынешнем состоянии. Поэтому записался на приемы к врачам в поликлинику областной больницы № 19, к которой мы относимся, на 14 и 15 января (ох уж эти долгие новогодние каникулы!). Потом сразу надо идти к участковому врачу, чтобы оформила посыльный лист на МСЭ. И уж потом добиваться и бесплатных лекарств, и санаторно-курортного лечения. По-другому не получается.

Ровно через месяц после операции, я наконец-то принял душ для всего тела. До этого мыл лишь нижнюю часть тела. Вымыл голову, подбрил свои усы и бороду, и для меня наступило какое-то облегчение. Шов на передней стенке грудной клетки имеет линейную форму и уже хорошо зарос, а дырки, через которые ставились дренажи в сердечную сумку, имеют большую толщину струпа, и сковырнуть их пока не представляется возможным.

Новый год неуклонно приближался. Скорее бы он закончился, несчастливый для многих в нашей семье 2013 год. В этом году 23 февраля умер дядя Витя, Виктор Степанович Пастернак. У Володи Пастернака в этом году было 2 ДПТ с его участием. Одна машина разбита в хлам, другую ему восстановили. По иронии судьбы, сумма цифр автомобильных номеров на той и другой машине составляла число 13, и именно с этим некоторые Володины знакомые связали ДТП. Так что и он ждет, не дождется, когда он закончится, этот 2013 год.

30 декабря я позвонил своему лечащему врачу Кремлевой Л.В в кардиохирургическое отделение № 3, попросил совета. Дело в том, что внимательно изучая выписку из НИИ Новосибирска, обратил внимание, что у меня после операции была анемия. Во всех анализах крови низкое содержание эритроцитов (чуть более 3 млн при норме 5 млн, и низкие показатели гемоглобина – около 80-90 при норме 130-140). Она дала совет купить и пить препараты железа, которые помогут кроветворению, нарушенному при операции с искусственным кровообращением. Что я и сделал. Сухой кашель, особенно по ночам и в горизонтальном положении, продолжал беспокоить. Нарастала слабость, одышка, появились отеки на ногах. Встретив с женой и внуком Новый год, я около часу ночи лег спать, и эта была последняя ночь, которую я провел дома. Ситуация с состоянием моего здоровья продолжала ухудшаться, нарастали признаки сердечной недостаточности, и следующей ночью пришлось вызывать скорую помощь. Врач оказал мне необходимую помощь, сняли ЭКГ и предложили госпитализацию. В пути я узнал, что больные с сердечной недостаточностью госпитализируются в дежурное на этом день терапевтическое отделение, и таковым является больница водников. На все мои просьбы отвезти в областную больницу мне ответили отказом.

Больница водников, или сейчас Западно-сибирский медицинский центр – типичное учреждение советских времен. Такие же огромные палаты, старые кровати, изношенное белье и все, что так мне было знакомо по прежним совдеповским временам. В том числе и невысокая квалификация персонала, в том числе врачей. Заспанная врачиха приемного отделения даже не посмотрела меня, назначила анализ крови и рентген легких. А потом положила меня с правосторонней нижнедолевой пневмонией, не обратив внимание на то, что у меня превалирует клиника сердечной недостаточности. На следующий день я сказал врачам, что у меня черный кал, но при этом просил обратить внимание, что я пью железосодержащие препараты. Но врачи решили, что у меня желудочное кровотечение, сделали мне УЗИ брюшной полости и фиброгастроскопию желудка. А вот лечение сердечной недостаточности как и не делали. Мне становилось все хуже и хуже, я почти не мог самостоятельно двигаться. И я решил спасаться от таких врачей.

Созвонился с главным кардиохирургом области (он был на охоте) и попросил помочь с госпитализацией в областную больницу. Потом написал отказ от лечения в больнице водников, связался с братом жены, попросил перевезти меня из одной больницы в другую. Самостоятельно я в это время мог пройти лишь около 5 метров. Ткачев приехал с моим сыном Сережей, который и довел меня до машины, а потом сопровождал меня в приемном отделении областной больницы. Там дежурные кардиологи не очень горели желанием госпитализировать меня и, если бы не вмешательство главного кардиохирурга, неизвестно, чем бы все закончилось. Мне начали капать жидкость еще в приемном отделении, сделали мочегонное средство лазикс, и началось правильное, с моей точки зрения, лечение сердечной недостаточности. Это продолжилось в кардиологическом отделении № 2, куда меня положили.

Дежурный врач в отделении назначил солидное лечение, включая капельницы, препараты по поддержанию сердечной мышцы, мочегонные, антибиотики, и постепенно мое состояние начало улучшаться. Я записывал количество выпиваемой жидкости и сколько выделял. В отдельные дни эта разница в пользу выделяемой составляла 1,5 – 2 литра. Регулярно меня взвешивали. Я за 6 дней стал весить на 10 кг меньше (82 кг вместо 92 при поступлении), т.е. выделил более 10 литров жидкости, которая накопилась во мне. 5 дней подряд мне вводили через инфузомат нитраты, по 1 мл раствора в час, и я находился по 10-11 часов, привязанный к аппарату. Правда, через пару дней я научился передвигаться почти по всей палате вместе с инфузоматом. Мне Сережа привез маленький ноутбук и я мог общаться с миром с помощью Интернета. Знал обо всех наиболее значимых событиях, которые произошли за это время, получал и писал электронные письма. Если бы не компьютер, было бы вообще ужасно скучно лежать привязанным к кровати. Соседи по палате менялись, в начале моего пребывания там были довольно неплохие мужики, которые прислушивались к моим советам и рассказам о здравоохранении. Чтобы не ходить по ночам в холодный туалет из теплой постели, я брал на ночь утку, куда и ходил по два-три раза за ночь. Мочегонные мне пока не отменяли, хотя в конце и снизили дозу. А вот проблемы со стулом продолжались, мог оправиться только после слабительных.

Продолжалось и мое дообследование. К сожалению, подтвердилось предположение, что причиной моей пневмонии является тромбоз одной из ветвей легочной артерии (ТЭЛА), т.е. у меня была инфаркт-пневмония. Потом, чуть позже нашли и источник, откуда оторвался тромб. Это тромб в культе поверхностной вены правого бедра, часть которой взяли для шунта на сердце. Но вот когда это произошло, никто не знает, скорее всего, еще до госпитализации. Вначале заговорили об операции по удалению культи вены вместе с тромбом или об установке в нижней полой вене ситечка. Но потом, после повторного исследования, на более совершенном УЗИ-аппарате, более опытным врачом совместно с сосудистым хирургом пришли к выводу, что тромб в настоящее время не опасен, так как между ним и устьем вены есть клапан вены, который препятствует выходу тромба в венозное русло. Поэтому было принято решение проводить мне консервативное лечение, а его можно было делать и дома. Так 16 января после 2-х недель пребывания в больницах я очутился дома.

На мой взгляд, причиной моего такого состояния стало наложение нескольких факторов. На фоне анемии произошло ТЭЛА с развитием пневмонии, с повышением давления в легочной артерии, что привело к сердечной недостаточности, да еще при снижении приема мочегонных препаратов. Я лечил сухой кашель, думая, что у меня ларингит, а надо было обращаться к врачам и бороться с сердечной недостаточностью.

Вообще мое мнение о высоком профессионализме некоторых врачей после всех этих пертурбаций значительно поколебалось. После операции в реанимационном отделении врачи вовремя не распознали напряженный пневмоторакс справа, полагаясь только на анализы и показания приборов. Хотя проведение аускультации во время врачебного обхода помогло бы своевременно поставить диагноз, и не доводить меня до весьма неприятных ощущений. Потом, пока я не настоял на введении мне препарата панангина с калием и магнием, не могли купировать приступ нарушения ритма с фибрилляцией предсердий. Потом уже в палате лечащий врач не оценила мои анализы крови, не провела терапию для снижения анемии, что впоследствии и стало одной из причин моего следующего осложнения – ТЭЛА. И уж совершенно неквалифицированными оказались врачи Западно-Сибирского медицинского центра, которые не распознали признаков выраженной сердечной недостаточности, и лишь на основании черного кала стали мучить меня для выявления внутреннего кровотечения, хотя я сразу сказал, что принимаю препараты железа, которые и дают черный цвет кала.

Какое это блаженство быть дома! Можно было постричься, побриться, хорошенько помыться под душем, посмотреть любимый волейбол и музыкальную передачу по просьбам телезрителей, потом уснуть в чистой постели без храпа соседей по палате. Состояние мое значительно улучшилось, я мог пройти без остановки добрых 100 метров, правда, не быстро, взойти на второй этаж. Продолжал строго следить за собственным весом, принимал мочегонные препараты и препараты железа, поэтому кал у меня по-прежнему был черный.

В конце января и в начале февраля в Тюмени установилась очень холодная погода – ниже 40 градусов мороза по ночам. А в нашем поселке, открытом всем ветрам, и того ниже. Поэтому я практически перестал бывать на улице. И лишь с 2-го февраля, когда немного потеплело, стал гулять. И довольно далеко. Мог пройти не быстрым шагом 300-400 метров, не останавливаясь. И это меня радвало. Но форсировать события не собирался.

10 февраля 2014 года прошел освидетельствование в комиссии МСЭ по Тюменской области. Дали вторую группу инвалидности. Теперь надо поехать в Пенсионный фонд Тюменского района по улице Московский тракт, дом 115. Там должны меня зарегистрировать и выдать какие-то документы, чтобы я мог получать лекарства бесплатно, иметь документы на бесплатный проезд в транспорте по городу (мне не надо) и 50% скидку на услуги ЖКХ. Освидетельствование в общей сложности пребывания в данном учреждении заняло почти 3 часа времени. Пока сдал документы, потом больше часа ждал вызова в кабинет на освидетельствование, потом сам прием у врача-эксперта, и еще долгое ожидание оформления справки и листа реабилитации. Вот и прошло без малого 3 часа.

Через неделю получил справку в пенсионном фонде и поехал на прием к участковому терапевту. Она выписала мне нужные лекарства и направление на анализы крови. Нужно же посмотреть, что у меня с эритроцитами, гемоглобином, железом и свертываемостью крови. Чтобы не ездить несколько раз в участковую больницу, кровь для анализов и лекарства буду получать в один день – четверг, 27 февраля. Это будет ровно через 3 месяца после операции на моем сердце.

Прошел год с того дня как я перенес обширный инфаркт миокарда 8 июня 2013 года. Мою жизнь можно теперь разделить на 2 периода – до и после инфаркта. До инфаркта я был вполне работоспособный мужчина, который мог делать все по дому и на участке. Мог особо не соблюдать диету и не следил за нагрузкой. После инфаркта я стал инвалидом с ограниченной способностью к физическим нагрузкам. Некоторый период увеличения работоспособности после реабилитации сменился очень тонкой гранью между хорошим и плохим состоянием. Небольшие погрешности режима (увеличение физической нагрузки, потребления соли, мочегонных) приводят к отечности и плохому самочувствию. Приходилось снижать нагрузки, увеличивать дозу мочегонных до нормализации веса. Так что совершать трудовые подвиги мне все меньше и меньше хотелось. Отеки касались не только ног, но и увеличением жидкости в легких, с типичным кашлем больного сердечной недостаточностью. Так что все время приходилось контролировать себя. Вот так и жил.

Продолжаю свое жизнеописание через 2 года после предыдущих событий. Что произошло за это время? Мое состояние стабилизировалось, но продолжало беспокоить пониженное давление, слабость и головокружения при перемене положения. Такие симптомы продолжались практически год, пока летом 2015 года мне жена моего коллеги и друга Сережи Куракина Наталья не посоветовала уменьшить дозу препарата конкор, который снижает артериальное давление. И мое давление повысилось, стало стабильным на цифрах 100-110/60-65 мм. рт. ст. Перестали беспокоить головокружения и слабость значительно уменьшилась. Через год меня перевели на третью группу инвалидности бессрочно. А еще через три месяца после переосвидетельствования я поменял и место жительства.

День первый после операции

Сразу после операции Вас поместят в отделение интенсивной терапии (реанимацию). Наркоз еще будет действовать и вы проспите несколько часов. Когда проснетесь, то увидите несколько трубок и ощутите дыхательную трубку в горле. Не хватайте их и не старайтесь убрать.

Сейчас самое главное не волноваться, расслабиться. Будьте уверенны, за Вами наблюдают и ухаживают опытные врачи и медицинские сестры, знающие потребности больного после такой операции.

Это естественно если Вы будете ощущать дискомфорт и боль, ведь вы только что перенесли операцию на открытом сердце. Первое время вам будут делать инъекции обезболивающих лекарств. Не стесняйтесь сообщить сотрудникам больницы, если испытываете сильную боль, Вам сделают дополнительную инъекцию анальгетика.

Во время пребывания в реанимации Вас будут просить кашлять, глубоко дышать, наполнять воздухом надувной мяч и поворачиваться с боку на бок каждые 2 часа. Но это не для того чтобы вас помучить. Такие упражнения очень важны для легких с целью предотвращения их воспаления или ателектазы.

Если на следующий день Ваше состояние будет стабильным, вам можно будет немного походить по палате, сидеть на стуле. Затем будете переведены в обычную палату, где продолжиться наблюдение за Вами и начальный этап Вашего восстановления.

После хирургического лечения болезни сердца в течение нескольких дней вы будете пребывать в стационаре больницы. Начнется постепенный процесс вашего восстановления, который занимает в среднем от 4-6 недель. Для начала Вам разрешат прогулку по палате и в холле. Вам следует продолжать преднамеренный кашель и глубокое дыхание.

В данный нелегкий момент Вы должны сконцентрироваться на важной мысли – это все временно и через некоторое время пройдет. К концу восстановительного периода (через 4-6 недель) подобное состояние должно прекратиться. В этот период особенно важно, что вы смотрите, читаете, о чем думаете. Смотрите ли TV, читаете книгу, пусть это будет что-то доброе, дающее положительные эмоции. Если подавленное состояние не пройдет, проконсультируйтесь с доктором.

Простые, но полезные упражнения, которые необходимо выполнять в палате.

Упражнения для ног предотвращают застой крови и уменьшают риск образования тромбов в сосудах. Для этих же целей необходимо надевать эластичные бинты или чулки сразу после сна, не вставая с кровати. Когда Вы сидите, лучше не держать ноги опущенными, а приподнимать на подставку или стул. Выполняйте упражнения для ног, когда Вы находитесь в постели через каждый час или два (кроме ночного отдыха). Итак, перейдем непосредственно к описанию:

  1. Согните ногу в колене, стопа плоско лежит на кровати, затем распрямите ногу. Повторите другой ногой.
  2. Вытягивание стоп на себя и от себя. Повторить несколько раз.
  3. Круговые движения стопами.
  4. Плотно прижмите заднюю поверхность одного колена к кровати и зафиксируйте эту позицию на 5-10 секунд. При этом пятка должна приподняться от поверхности. Повторите то же другой ногой.

Следующий блок упражнений для грудной клетки и рук. Проделывайте их четыре раза в день.

  1. Поднимите прямые руки над головой, затем медленно опустите их вниз.
  2. Разведите руки в стороны, согните в локтях, чтобы кисти направлялись прямо вверх, затем поверните ладони прямо вниз.
  3. Исходное положение — руки в стороны, затем кисти касаются плеч.
  4. Дыхательные движения для живота и грудной клетки.
  5. Во избежание боли в области крестца, приподнимите его и легко покачивайтесь с одной ягодицы на другую.

Особенности Вашего самочувствия.

Возможны болевые ощущения и/или зуд в области ран. Чиханье, смех, кашель, высмаркивание могут стать причиной дополнительных неприятных ощущений. Прижимая подушку к груди, Вы можете уменьшить болевые ощущения.

Возможные явления, которые считаются нормальными после операции:

— вы можете потеть во время сна, несмотря на то что, температура в норме.

— учащенное сердцебиение, которое должно пройти в течение нескольких дней. При нарушениях сердечного ритма, Вам назначат прием лекарств.

Возможно возникновения плеврита (воспаления плевральных листков) или перикардита (воспаление околосердечной сумки), симптомами которых является несильная боль в области груди, шее и плечах. В этом случае врач назначит Вам противовоспалительные препараты.

Когда придет время выписки из больницы, Ваш лечащий врач назначит медикаменты, диету и определит допустимые физические нагрузки. Через месяц после выписки Вы должны встретиться с врачом больницы.

Через 10-20 дней после операции на сердце пациентов выписывают из больницы. Вернувшись домой и оказавшись в привычной обстановке, в окружении близких людей, восстановление будет продолжаться быстрее. Но не стоит сильно обнадеживаться – полное восстановление прежней активности занимает в среднем 2-3 месяца. Многое зависит от Вашего возраста, прежнего образа жизни, типа перенесенной операции, а также Ваших мыслей и настроения.

После выписки необходимо наблюдаться у врача, поэтому сразу запишитесь к кардиологу или терапевту по месту жительства.

Главные правила – постепенность и разумность. Каждый день старайтесь делать больше, увеличивая свою активность, но не делая её чрезмерной.

Ежедневно дважды в день совершайте прогулки, желательно по ровной местности. Начинайте с того же расстояния, как в предыдущие дни в больнице перед выпиской, день ото дня наращивая дистанцию и скорость. Через 3-4 недели увеличьте дистанцию прогулок до 1 км. в день.

На вторую неделю после выписки можно приступать к легкой домашней работе: вытирать пыль, помыть посуду, накрыть на стол. Через пару недель рекомендуется выполнять работу посложнее – уборка пылесосом, подметание, мытье машины, приготовление пищи. Занимайтесь домашними делами и работой во дворе, но избегайте напряжения и долгих периодов, когда приходиться нагибаться или работать с поднятыми над головой руками.

Первоначально можно поднимать и носить вес не более 5 кг, равномерно распределяя вес на обе руки.

Говоря о спортивных нагрузках и кардиотренировках, необходимо упомянуть о пользе занятий на велотренажере. Во время занятий следите за своим самочувствие. При давлении в груди, отдышки, стенокардии, головокружении занятие лучше прекратить и посоветоваться с врачом.

Вы можете вернуться к сексуальным отношениям через 3 недели после операции при условии нормального самочувствия.

Сбалансированное питание, несомненно, ускорит выздоровление. Питайтесь 5-6 раз в день небольшими порциями. Питание для здоровья сердца включает в себя блюда с низким содержанием холестерина. Вам будет легче придерживать системы правильного питания, руководствуясь таблицей (см. в конце статьи).

Нередкое состояние после хирургического вмешательства – железодефицитная анемия. Употребляйте в пищу продукты богатые железом – мясо говядины, гречка, фасоль, шпинат, изюм.

В течение дня необходимо разумно сочетать физическую активность и отдых. Говоря о правильном режиме, трудно переоценить важность ночного сна продолжительностью по 8-10 часов. После операции могут возникнуть трудности со сном по ночам. Вот несколько советов для улучшения ночного сна:

  • Меньше спите в течение дня.
  • Постепенно увеличивайте физическую активность
  • Не пейте кофе и крепкие чай, особенно во второй половине дня.
  • Перед сном расслабьтесь, примите теплый душ, послушайте спокойную музыку.
  • Не пейте перед сном, чтобы не вставать в туалет. Если принимаете диуретики, выпейте последнюю дозу за 4-6 часов до сна.
  • Если Вы принимаете обезболивающие препараты, то лучше это делать во время еды, чтобы избежать проблем с пищеварением.
  • При необходимости пользуйтесь подушками для рук и ног, чтобы придать телу удобное положение.

Основная проблема после операции – срастание кости грудины. Обычно это происходит за 4-6 недель. Кость соединяется специальными проводками, которые не должны ощущаться. Эти проводки не удаляются и их можно увидеть на рентгеновском снимке.

В процессе срастания грудной кости, Вы будете чувствовать легкое, но ощутимое движение кости при дыхании или поворотах. Это должно пройти к концу восстановительного периода. Женщинам необходимо носить бюстгальтер (удобный, не давящий), чтобы обеспечить дополнительную поддержку груди.

Вокруг послеоперационного шва на груди может появиться кровоподтёк. Вы можете ощущать зуд, боль и/или онемение в этой области. Иногда могут болеть спина и плечи. Прикладывайте к болезненным местам (но НЕ на саму рану) теплую грелку невысокой t по 20-30 минут 3-4 раза в день, либо наносите обезболивающие мази.

Сообщите Вашему Врачу, если Вы заметили выделение жидкости из постоперационного шва.

Что можно делать, если нет особых противопоказаний:

  • Поднимать вес до 10 кг, одинаково нагружая обе руки.
  • Заниматься плаванием, играть в теннис, увеличивать дистанцию пешей прогулки.
  • Двигать нетяжелую мебель (стол, стулья).
  • Водить автомобиль.
  • Работать лопатой, стричь лужайку.
  • Вернуться на Вашу работу, желательно на неполный рабочий день, если это не связано с тяжелым физическим трудом.

Постепенно Вы полностью окрепнете, к Вам вернуться хорошее самочувствие и уверенность в себе.

Продукты из последнего столбца следует или совсем исключить, или употреблять в очень ограниченных количествах. Например, яйца (желтки) содержат холестерин, но они также являются источником ценных веществ, поэтому лучше ограничить их употребление до 2-3 яиц в неделю.

Все продукты, требующие обработки, варим, парим, тушим, запекаем, но НЕ жарим.

Боли после акш


Боли после акш – частая жалоба, с которой обращаются пациенты. Нельзя оставлять этот симптом без внимания. Согласно статистике около половины прооперированных сталкиваются с переходом боли после акш в хроническую форму и подчеркивают необходимость применения сильнодействующих обезболивающих препаратов.

Акш – операция, проводимая с рассечением грудной клетки. После установки шунта грудина скрепляется с использованием металлических скоб. На заживление кожного покрова уходит около 6 недель.

О полном восстановлении можно говорить через полгода после проведенной операции. В течение 4-6 месяцев могут наблюдаться боли после акш. Болевые ощущения могут иррадировать в руку. Врач прописывает обезболивающие препараты, которые необходимо принимать в соответствии с указанной дозировкой. Улучшить самочувствие помогают массаж и расслабляющие техники.

То, что после акш болит грудная клетка, является следствием хирургического разреза и наложения швов. Важно правильно обрабатывать рану прописанными антисептическими средствами, чтобы не допустить нагноения и инфицирования.

Боли после акш фиксируются одинаково часто у мужчин и у женщин. При этом отмечается, что жалобы чаще поступают от пациентов молодого возраста.

Специалисты отмечают взаимосвязь между психологическим настроем пациента и возникновением послеоперационных болей. Тревожность повышает восприимчивость – чем спокойнее относится к операции пациент, тем меньше его беспокоят боли после нее.

При соблюдении всех рекомендаций специалиста боли в сердце после акш проходят через несколько дней.

Незначительные боли не должны становится помехой для возвращения к привычному образу жизни. Если сильно болит грудина после акш, обязательно следует обращаться к врачу. Однако в норме процесс реабилитации основан на постепенном ежедневном наращивании активности. При этом необходимо отслеживать реакции организма – при появлении усталости, неприятных ощущений, одышки следует сделать перерыв и отдохнуть.

Ускорить процесс восстановления помогут следующие рекомендации:

  • необходимо носить эластичные чулки, снимая их на ночь;
  • в течение дня обязательны периоды отдыха, ночной сон должен быть долгим, не менее 8 часов;
  • несмотря на то, что половая жизнь не противопоказана, следует внимательно относиться к своему самочувствию. До занятий сексом рекомендуется принять таблетку нитроглицерина. Если боли после акш все же беспокоят, следует прерваться.

Боли в груди после акш помогает уменьшить ношение специального корсета. Он защищает поверхность в месте разреза, уменьшает внутреннюю нагрузку. Боли после акш часто появляются при кашле или смехе – в таких случаях бандаж также поможет. После операции применяют специальные модели повышенной жесткости. Некоторые пациенты боятся откашливаться, считая, что это может причинить вред. Напротив, откашливание – важный процесс, необходимый для скорейшего восстановления.

К причинам, по которым сохраняются боли после акш, относится несоблюдение рекомендаций врача в послеоперационном периоде. Возвращение загрудинных болей, которые беспокоили до операции, происходит из-за курения, употребления спиртных напитков и пренебрежения другими предписаниями специалиста.

Перечень лекарственных препаратов, которые необходимо принимать после операции, обширен. Необходимо знать, к каким побочным эффектам могут привести некоторые из них.

После акш назначаются антиагреганты. Они необходимы для предотвращения развития тромбоза: воздействуя на тромбоциты, они снижают их способность прикрепляться к стенкам артерий. К числу побочных эффектов приема антиагрегантов относятся головокружения и головные боли.

Головную боль может также спровоцировать прием блокаторов кальциевых каналов.

О возникновении побочных действий от выписанных препаратов необходимо сообщать врачу.

Возникшие боли после акш могут свидетельствовать о развитии осложнений.

Сосуды, которые берутся для создания нового пути для кровотока, располагаются в нижней конечности или предплечье. Изъятие сосуда может приводить к временному нарушению кровообращения. В результате вмешательства может развиться тромбоз глубоких вен. Симптомами патологии становятся боли и отечность нижних конечностей, появляющиеся спустя несколько дней после операции. Контроль за динамикой позволит выявить нарушение на ранней стадии и устранить проблему без вреда для пациента. Как правило, патология предупреждается профилактическим приемом лекарственных средств.

Если сосуд взят из предплечья, то несколько дней могут беспокоить боли ноющие в груди и плечах после акш. Обо всех симптомах следует говорить врачу.

Еще одно тяжелое последствие, которое может развиться, — инфаркт. Указывать на него могут сильные боли грудины после акш, давление, жжение, не проходящие после приема медикаментов.

Шунтирование – сложная операция. Процент летальных исходов после нее не большой, всего 3%. Однако осложнения могут развиться. К числу опасных последствий операции относятся: аритмии, повышение или понижение давления, боли после акш.

Необходимо учитывать наличие факторов, которые повышают риски развития осложнений:

  • Стенокардия, инфаркт в анамнезе. Они говорят о том, что сердечная мышца и сосуды уже повреждены, поэтому период восстановления может протекать сложнее.
  • Сердечная недостаточность хронической формы.
  • Атеросклеротическое поражение сосудов.
  • Статистика говорит о том, что осложнения чаще наблюдаются у женщин.
  • Хронические легочные заболевания.
  • Сахарный диабет.
  • Почечная недостаточность.

Нужно понимать, что операция устраняет последствия атеросклероза, но не само заболевание. На сегодняшний день не существует возможностей полностью избавиться от атеросклероза. Бляшки продолжают образовываться и могут поражать шунт.

На нарушение кровотока будут указывать:

  • резко возникшая боль в конечности, откуда был взят сосуд;
  • побледнение, снижение температуры в конечности;
  • если болит сердце после акш и приступ не купируется нитроглицерином.

В таких случаях необходимо экстренная медицинская помощь.

В периоде восстановления крайне важен психологический настрой пациента. Склонные к депрессии люди дольше остаются в больнице, медленнее восстанавливаются, более чувствительны к боли. Как правило, признаки депрессии со временем проходят, однако если это состояние затянулось, необходимо лечение. Возможно, потребуется прием антидепрессантов или консультации психотерапевта, однако они помогут улучшить эмоциональный фон и ускорят процесс выздоровления.

На развитие депрессии будут указывать:

  • отсутствие энергии, постоянная усталость;
  • отсутствие интереса к любимым ранее занятиям;
  • ощущение безнадежности;
  • отсутствие аппетита;
  • суицидальные мысли.

Если после операции акш болит грудная клетка, помогут специальные дыхательные упражнения. Обучать им начинают пациента за 2 недели до операции.


Цели дыхательной гимнастики до операции следующие:

  • улучшение кровообращения, что помогает сердцу справляться с нагрузками;
  • перенаправление энергии, которая обычно у пациентов переходит в нервозность, тревожность.

После операции правильное дыхание способствует:

  • предупреждению развития осложнений: эмболии, тромбозов, воспаления легких;
  • улучшению кровообращения.

Если боли после акш не беспокоят, а ЭКГ не показывает отклонений, значит, период восстановления протекает нормально. Однако и в этом случае необходимо соблюдение диеты и отказ от чрезмерных физических нагрузок.

Экстренное обращение к специалисту требуется в следующих случаях:

  • во время движения возникают щелчки в грудной клетке;
  • появление признаков инфекции: повышение температуры и постоянные сильные боли;
  • появление свищей в области шва или выделение жидкого экссудата;
  • отечность не проходит или нарастает;
  • гиперемия кожного покрова в области шва.

В реабилитационном периоде необходимо четко отслеживать все изменения, происходящие в организме. Если сразу после операции все показатели снимаются в медицинском учреждении, то после выписки эта обязанность ложится на плечи пациента.

Ежедневно следует выполнять следующие действия:

  • измерять вес;
  • осматривать нижние конечности на предмет появления отечности;
  • измерять температуру;
  • оценивать состояние шва;
  • фиксировать продолжительность прогулок пешком.

Все перечисленные показатели должны записываться в специальном блокноте.

К быстрому износу шунтов может привести ряд состояний, которые требуют особого подхода в лечении. Это:

  • высокое давление;
  • сахарный диабет;
  • курение;
  • ожирение.

Артериальная гипертония требуется пожизненного лечения. Можно избежать развития послеоперационных осложнений, если поддерживать давление на постоянном уровне. Необходимо 2 раза в день измерять давление и использовать только те препараты, которые назначил врач. Нельзя отменять или изменять дозировку лекарств.

При сахарном диабете необходимо строго следовать диете: отказаться от углеводов, питаться по расписанию. Самостоятельно контролировать уровень глюкозы.

В обязательном порядке следует бросить курить. Никотиновая зависимость снижает шансы на выживаемость на 16%, повышает вероятность закупорки шунтов.

Лишний вес сопровождается одышкой, повышенным давлением, болями в суставах, потливостью, стенокардией. Все это осложняет период восстановления после акш.

Процесс восстановления после операции должен проходить под наблюдением профессионалов. Динамика всегда индивидуальна у каждого пациента, поэтому универсальных рекомендаций дать нельзя. Только регулярные осмотры позволят максимально быстро восстановиться и избежать осложнений.

Читайте также: